Поиск

Как нацисты использовали вывески БНР

Пост обновлен февр. 16

Сегодня нас пытаются убедить, что «свята 25 сакавіка» и «Белорусская народная республика» не имеют никакого отношения к нацистам.


Конечно, это просто совпадение, что во время немецко-фашистской оккупации нынешний проспект Независимости города Минска именовался «25 марта» (с 25 марта 1944 года по 3 июля 1944 года). Название «25 марта» было принято оккупационной администрацией по предложению Белорусской центральной рады (БЦР) в память о «Дне провозглашения независимости Беларуси 25 марта 1918 года».

Но мы люди скептичные, и чтобы уточнить все моменты, решили обратиться к первоисточнику — то есть к архивным данным нацистов. Итак, перед нами — материалы Второго всебелорусского конгресса, изданные в Мюнхене известным деятелем «свядомага» образования и «аматарам Беларушчыны», профессором — как он себя скромно подписал — Радославом Островским.

Удивительно, но преемственность БНР почему-то утверждается ПЕРВЫМ ПУНКТОМ в итоговом документе упомянутого конгресса — резолюции.


Причем любопытно, что Р.Островский все время активно позиционирует себя в качестве участника Первого всебело- русского съезда, чтобы «накачать» его в противовес БССР. Опять же — именно с заунывных песен о могучей БНР начинается выступление Островского на конгрессе...

...и ими же оно заканчивается. Не узнаете строчки гимна? А ведь именно под него вставали отдельные работники нашей Академии наук в студии польского подрывного канала. Ну, хорошо хоть не подтанцовывали.

Отмечу, что материалы конгресса в большей мере затрагивали БССР. По сути, это пафосная и огульная критика всего советского, которая до боли напоминает содержание нынешних либеральных газет. В стиле «Нашей вины» [название изменено] там писали, что БССР — московская фикция государственности, колония Москвы с НКВД, большевиками и чистками, СССР – империя и все прочее, что сейчас обильно и однообразно намазывают в интернете.

Гитлеровская пропаганда, как мы видим, и спустя 75 лет после войны живее всех живых.

Правда, после проведения столь пафосного конгресса все его участники сфотографировались на память и предусмотрительно скрылись из поля зрения широких народных масс. Уже после войны НКГБ справедливо призвал к ответу в основном низшее звено предателей Родины, а вот их руководящий состав своевременно убыл в обозе отступавшей фашист- ской армии в Берлин.

На конгрессе также было принято решение о выходе БССР из состава СССР и даже избран «президент» БЦР — уже упомянутый Островский, но все это были чисто формальные шаги. Буквально через несколько дней, когда советские войска вели бои на подступах к Минску, руководство БЦР покинуло Синеокую навсегда.

В августе 1944 года Р.Островский обратился с меморандумом к германскому правительству с просьбой предоставить возможности осуществлять политическую и практическую деятельность Рады в прежнем статусе на территории Германии. Со своей стороны БЦР брала на себя определенные обязательства, одним из которых был организация борьбы партизанских групп за линией фронта в советском тылу.

Социальной базой для деятельности Белорусской Центральной Рады должно было стать в первую очередь белорусское население, находившееся на территории Германии и оккупированных ею государств. Это более 390 тысяч белорусских жителей, насильственно увезенных с территории республики, а также 60 тысяч белорусов — военно- пленных из польской армии, 50 тысяч белорусов — военнопленных из состава РККА, 10 тысяч представителей белорусской молодежи из вспомогательных частей вермахта и 80 тысяч эвакуированных лиц. Всего, по разным подсчетам, от 500 до 700 тысяч человек!

Для решения поставленной задачи использовались также участники многочисленных коллаборационистских организаций, не успевшие покинуть территорию Белоруссии или специально там оставленные фашистами. По имеющимся данным, к моменту освобождения БССР в различных организациях, сотрудничавших с оккупационными властями, состояло 35 тысяч человек. Кроме того, на территории Белоруссии действовало около 250 резидентур абвера и СД.

После разгрома гитлеровской Германии многие участники коллаборантских белорусских партий и организаций стали сферой пристального внимания разведорганов США и Великобритании. Под угрозой передачи советскому военному командованию и разоблачения их прошлого многие из бывших членов БНП, БКА, СБМ были завербованы и переброшены в СССР под видом репатриантов для проведения шпионско-диверсионной работы, главным образом на белорусской территории.

К примеру, на фото — Борис Рогуля, который после войны оказался в американской зоне оккупации Германии. Он входил в состав послевоенной Рады БНР и сотрудничал с ЦРУ в реализации проекта AEQUOR — в рамках которого готовили заброску парашютистов, в том числе Филистовича (ниже мы разместили документ Филистовича, сделанный цээрушниками — кстати, на белорусской латинке, от которой нынешние нацики просто млеют).



После войны БЦР и Рада БНР стали центрами по подбору агентурных кадров для спецслужб Запада. Заброска агентуры осуществлялась как легальными, так и нелегальными путями. Подробнее об этом рассказано и показано в документальном фильме «Люди с черными душами».

Поэтому сегодняшние белорусские коммунисты свою позицию по БНР заявляют однозначно. А тех, кто желает объединяться с полицаями, эсэсовцами, цээрушниками и их фиктивной «легендой» в одну нацию — милости просим. Перефразируя известную вывеску в известном месте, где некоторые нынешние оппозиционные активисты скачут с голыми причинными местами, «праздник делает свободным».

Просмотров: 73Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

День освобождения советской Белоруси

День освобождения Советской Беларуси 11 июля 1920 года, 100 лет назад, Красная Армия освободила Минск от польских войск.