Поиск

Операция «Висла» и исторические судьбы Русинов-Лемков

Забытая трагедия на Западных рубежах Русского мира

Русины-лемки являются самой западной ветвью карпатских русинов. Карпатские русины живут на склонах Карпат, глубоким клином вдаваясь в западнославянскую языковую общность. Они отделяют поляков на севере от словаков на юге. Историческая родина русинов-лемков — северные склоны Карпат в Западной Галиции, на востоке ограниченные рекой Сан, отделяющей их земли от украинцев Восточной Галиции. На западе область расселения лемков достигла рек Попрад и Дунаец и доходит до г. Новы Сонч. Впрочем, русский историк И. Филевич, ссылаясь на распространённость восточнославянской топонимики на юге Польши, считал, что в раннее средневековье русины занимали значительно большую территорию, но были вытеснены поляками в ходе колонизации.


Если сопоставить географическую номенклатуру, обнаруживающую значительное количество названий от корня Рус, не только на правом, но и на левом берегу Вислы..., то получится ряд несомненных доказательств присутствия Руси в самых... коренных пределах Малой Польши. Перерождение значительной части русских хорватов в малополяков мы можем иллюстрировать документально. Процесс этнографического перерождения на широком пространстве карпато-дунайской земли не может подлежать сомнению. (И. Филевич)

Если русины к югу от Карпат постепенно попали под власть Венгрии, возникшей после прихода кочевников мадьяров на земли Паннонии в в конце IX века, то Лемковина как часть Галицкого княжества с 1340 по 1772 гг. находи- лась в составе Польши. Западная часть Лемковины стала польской ещё раньше. В 1772 году, с присоединением польской Галиции к Австрийской империи, все карпатские русины были объединены под в рамках державы Габсбургов. Русины-лемки оказались в составе провинции Галиция, а русины южных Карпат в составе Венгерского королевства.

Усиление религиозного и национального гнёта на восточнославянское население Польши и Венгрии, выразившееся в Брестской (1596 г.) и Ужгородской (1646 г.) церковных униях, создало потребность в державе, которая могла бы покровительствовать русинам. С начала XIX века в этой роли всё активнее выступала Российская Империя. В середине и второй половине XIX века среди русинской интеллигенции были распространены русофильские идеи, трактовавшие русинов как наиболее западную ветвь единого русского народа. Особую роль в распространении таких взглядов на Лемковине сыграли местные грекокатолические священники, недовольные растущей полонизацией и латинизаций униатских обрядов. С распространением украинской этнической идентичности в Восточной Галиции во второй половине XIX века связано окончательное становление самосознания русинов-лемков. Термин «лемко» появляется уже в XIX веке, однако в качестве этнонима данный термин стал употребляться с начала прошлого века. Именно тогда местные русинские деятели, обеспокоенные активизацией украинского движения в соседнем Львове, стали использовать регионализм «лемко» («кроме», «лишь») в качестве самоназвания, чтобы отличить свой этнос от украинизированных русинов Восточной Галиции.

Начало ХХ века ознаменовалось растущим противоречием между русофильской интеллигенцией лемков и украинцами Восточной Галиции. Первая Мировая война повлекла репрессии австрийских властей против русинов-лемков. Это стало одной из трагических страниц истории их народа. Преследования русофильской интеллигенции лемков автрийскими властями начались с первых дней война. Вся Лемковина была покрыта виселицами, на которых гибли её лучшие сыны... Острый плуг войны точно перепахал Лемковину. (И. Ф. Лемкин, историк)


С сентября 1914 по весну 1915 годов русские войска занимали большую часть австрийской Галиции, включая территорию Лемковины, где русских встречали как освободителей. После отступления русской армии австрийские военные власти арестовали около 5 тысяч лемков (главным образом представители интеллигенции), подозреваемых в шпионаже в пользу России. Все они были брошены в австрийский концлагерь Талергоф неподалёку от Граца. Значительная часть узников погибла, не выдержав пыток и нечеловеческих условий содержания. После этих трагических событий распространилось мнение, что в трагедии Талергофа виновны украинофилы, доносившие австрийским властям на своих идеологических врагов.

По лемковским сёлам под видом торговцев иконами... ходили украинские провокаторы и вели с селянами разговоры на политические темы, выдавая себя за друзей русского народа. У селян выясняли политические взгляды, всё записывали, а потом отсылали властям. Таким образом был составлен список «moskalofilow»... На основе этого списка в начале войны была арестована вся лемковская интеллигенция и сотни селян...» Талергофский альманах. Львов, 1930


После распада Австро-Венгрии осенью 1918 года политическое движение на галицкой Лемковине было ориентирована на Россию и на объединения с угорскими русинами, а не с образованной в ноябре 1918 года Западноукраинской народной республикой (ЗУНР). Уже 5 декабря 1918 года на съезде в лемковском городке Флоринка, в котром участвовало 500 делегатов от 130 лемковских сёл, было решено образовать собственную административно-территориальную единицу. Правительство (Начальный Совет) этого образования возглавил грекокатолический священник М. Юрчакевич, а парламент (Русскую Раду) — адвокат Я. Качмарик. Созданное государство положило начало существоанию Русской народной республики лемков. Первыми шагами её руководства стало учреждение гвардии для рохраны порядка, создание сети образовательных учреждений и урегулированию хозяйственной сферы. В Школах в качестве основного языка использовался русский, грекокатолическую церковь пытались приблизить к православной. Во внешней политике руководство лемковской республики стремилось к административному объединеию русинов по обе стороны Карпа, созданию единого государства (Карпатской Руси) и последующему вступлению в состав России. Лидеры республики надеялись на некое повторение опыта 1914-1915 гг. При этом вхождение молодой Лемковины в состав Польши считалось наихудшим сценарием, который следовало любым способом избежать.

Сразу после съезда во Флоринке лидеры Лемковины присоединились к другим галицким политикам-русофилам, образовавшим в городе Санок Народный Совет Русского Прикарпатья, который выражал надежду на «восстановление порядка в Русском Государстве».

Царское правительство... долго не обращало внимания на своих единокровных русских братьев в Прикарпатье. И только в последнее время, стараясь исправить свою роковую ошибку... провозгласило в 1914 году присоединение Прикарпатья к великой Русской Империи. Имеем надежду, что державная Русь останется в эту важную минуту верной своим словам... Мы чувствуем и сознаём себя гражданами единого, великого Русского Государства, не признаём на нашей земле никакой мадьярской, польской, габсбургско-украинской и какой бы то ни было чужой власти.


Меморандум Народного Совета Русского Прикарпатья от 26 декабря 1918 года


К сожалению, деятельность лемков, направленная на воссоединение с Россией не могла увенчаться успехом. Гражданская война в России, военные успехи Польши, состояние дел на мирной конференции в париже вынудили лидеров Лемковины сменить дипломатические приоритеты. Уже в конце декабря 1918 года представители лемков отправились в Прагу с целью изучить возможность вступления своих селений в состав Че- хословакии. В этой стране они установили контакты с русской Народной Радой в восточнословацком Прешове. Её лидер, русофил А. Бескид, вместе с делегатом Лемковины Д. Собиным 12 марта 1919 года направил чехословацкому прави- тельству ноту, в которой констатировалась «угроза самому существованию русского народа Лемковины в условиях польских зверств». В документе содержалась просьба присоединить «северо-карпатскую часть русской ветви» вместе с угрорусинами южных скло- нов Карпат к Чехословакии, где будут обеспечены «свобода и автономная независимость». Меморандум аналогичного содержания был отправлен 20 апреля 1919 года участникам Парижской мирной конференции и 1 мая 1919 года — американскому президенту Вудро Вильсону. Однако ничего кроме дежурного сочувствия со стороны Масарика и Крамаржа добиться от чехословацких властей не удалось. По мнению Б. Горбала, проблема Лемковины была для чехов лишь одни из инструментов давления на Варшаву в условиях споров о демаркации границы. Польское руководство, отношения которого с Чехословакией были натянуты из-за позиции по границе в Силезии, решило положить конец существованию независимой Лемковины. Стоит отметить, что в Варшаве болезненно воспринимали ориентацию лемков на Чехословакию. После более чем двухгодичного существования республики лемков во Флоринке её территория была занята польскими войсками в конце марта 1920 года, а правительство арестовано.

Пребывание лемков в составе «II Речи Посполитой» ознаменовалось дискриминационной политикой польских властей и ростом украинского влияния соседней Восточной Галиции,встретившего сопротивление местной русофильской интеллигенции. В межвоенной Польше по официальным данным проживало около 130 тысяч лемков и было около 180 лемковских селений, а также несколько десятков населённых пунктов со смешанным польско-лемковским населением. В целом среди лемков доминировали русофильские настроения, что нашло своё выражение в неприятии польской власти. Во время переписи населения 1921 года некоторые представители лемковской общественности заявляли, что «польская перепись не распространяется на лемков» и указывали «российское подданство».

Польские власти максимально практично использовали лемков. Их русофильские позиции были нужны для подавления украинского движения на юго-востоке Польши. С другой стороны, Варшава стремилась держать русофилию лемков в определённых рамках. Препятствуя украинскому движению,лемки постепенно полонизировались. С другой стороны, на западе Лемковины польское правительство поддерживало украинизированных русинов, опасаясь позиций тамошних русофилов. Но если в начале 1920-х польские власти поддерживали украинцев в большей степени, нежели лемков, то с конца 1920-х интересам лемков стало уделяться больше внимания, так как украинское движение активизировалось.

Горлицкий староста издал распоряжение, в соответствии с которым руснаки могут записываться только как «русины» или «украинцы», но не могут быть записаны как «русские». Так мы увидели, что беспокоит Польшу. Украинцем ты можешь быть, русином тоже, но русским человеком не смеешь, ибо свет узнал бы тогда, что в Горлицком округе живёт тот же народ, что и в Москве.

Лемковская газета «Русь», 1921 год

Для противодействия русофилам на Лемковине польские власти ещё в 1919 году начали компанию по выявлению лиц непольской национальности в государственных структурах, в частности, в полиции, среди пограничников и даже почтовых служащих. Данные лица переводились на службу в другие регионы Польши, а на смену им назначались этнические поляки. Кроме того, Варшава стремилась изолировать лемковские церковные приходы от грекокатолического духовенства Галиции, связанного с украинским национальным движением.

В 1930-е годы политика польских властей на Лемковине сводилась, с одной стороны, к поддержке «москвофилов», деятельность которых использовалась для противодействия украинскому движению и, с другой стороны, к недопущению окончательной победы русофильской партии среди русинов-лемков. Политика в отношении Лемковины, окончательно оформившаяся к 1930 году, исходила их того, что, ввиду невозможности полонизировать лемков, их нужно оторвать от украинцев Восточной Галиции. Этот процесс был продуман до мелочей, его контролировал специальный Комитет, включавший представителей правительства, МВД и даже кураторов Львовского и Краковско- го образовательных округов.


***

Вторая Мировая война и её последствия для русинов-лемков Польши оказались ещё более трагичными, чем для русинов Чехословакии. С начала немецкой оккупации Польши в сентябре 1939 года условия соперничества русинов-лемков и украинцев на Лемковине резко изменились в пользу последних. После занятия Западной Галиции нацистами туда устремились участники украинского национального движения из Восточной Галиции. По словам очевидца, немецкие оккупанты принимали украинцев-галичан с «распростёртыми объятиями как союзников и назначали на должности учителей, школьных инспекторов и информаторов... Агенты гестапо из украинских комитетов... сновали по лемковским сёлам, выиски-вая «москвофилов», — отмечал И. Ф. Лемкин. — Много лемков погибло от рук гитлеровских и украинских палачей... Как во время первой, так и в ходе Второй Мировой войны украинские националисты сыграли на Лемковине роль Каина...». Среди жертв нацистских преступников был известный общественный деятель, глава Лемко-Союза О. Гнашытак, погибший в концлагере Аушвиц.


Отдельно стоит упомянуть Лемковские организации в Северной Америки. В годы Великой Отечественной войны они собрали более полумиллиона долларов на нужды Красной Армии. По данным И. Ф. Лемкина, количество всех русинов-лемков, воевавших в рядах советских войск, достигало 25 тысяч человек, при этом около трети из них погибло.


Окончание Второй Мировой войны принесло русинскому населению новые тяжёлые испытания. Одним из первых соглашений, заключённых Польским комитетом национального освобождения (ПКНО), был договор, подписанные 9 сентября 1944 года с правительствами УССР и БССР о переселении в эти республики проживавших в Польше русских, украинцев и белорусов и о переселении на польские земли поляков из этих республик. Характер обмена населением был исключительно добровольным. Поскольку население Лемковины трактовалось польскими коммунистами как украинское, русины-лемки были отнесены к числу будущих переселнцев на Украину. Планы миграции были поддержаны в северо-американском Лемко-Союзе, руководство которого считало, что этим решатся национальные и хозяйственные проблемы русинов-лемков.

Вплоть до середины 1945 года русины-лемки переселялись на Украину добровольно. Однако с июля-августа, когда число вольных переселенцев иссякло, польские власти начали оказывать давление и посылать угрозы, стремясь очистить территорию юго-восточной Польши от русинского населения. Примечательно, что местные польские власти приветствовали договор об обмене населением с УССР, трактуя данный документ как гарантию того, что все лемки покинут Польшу. Так, руководство Краковского воеводства, где проживало около 25 тысяч лемков, игнорируя принцип добровольности переселения, исходило из того, что его территорию покинут все представители этой народности.

В целом, по итогам исполнения положений договора, около 60% лемков покинули свою историческую родину и поселились в Советской Украине. Большинство лемков было расселено в Тернопольской области. Переселение сопровождалось возрастающим террором и насилиями в отношении жителей Лемковины со стороны польских военных. Русинский историк — современник этих событий приводит многочисленные примеры кровавого польского террора в отношении мирного русинского населения. Он говорит, в частности, о банде бывшего капеллана Армии Крайовой Журавского, которая насчитывала около 1000 человек и целенаправленно истребляла русинских священников и обычных селян.


Польские банды как банды как бешеные псы летали по лемковским сёлам, принуждая население переезжать в Советский Союз. Если в каком-нибудь селе они наталкивались на сопротивление выселению,... они поджигали село, избивали людей и грабили лемковское имущество. На лемков, переселявшихся в Советский Союз, банды нападали в дороге и грабили... Даже то, что вытворял Гитлер с порабощённым народом во время оккупации, не идёт ни в какое сравнение с тем, как обращались с лемками польские банды... (И. Ф. Лемкин)


Переселенческая акция не в полной мере оправдала ожидания польских коммунистов, поскольку почти половина русинского населения Лемковины продолжала оставаться на своей исторической родине. Активизация деятельности УПА на севере Карпат и убийство в 1947 году бывшего командующего Второй Армии Войска Польского К. Сверчевского украинскими националистами были использованы польским руководством как повод для окончательного решения лемковского вопроса.

28 марта этого года около десяти часов утра во время проведения инспекции от пуль украинских фашистов УПА на дороге Санок — Балигрод погиб генерал Кароль Сверчевский, второй замминистра обороны, бывший командующий Второй Армии, герой боёв за Нису Лужицкую.


Радиосообщение минобороны Польши по случаю убийства К. Сверчевского уже через сутки после убийства, 29 марта 1947 года, на заседании полит- бюро ЦК Польской Рабочей Партии, посвящённом гибели Сверчевского, было принято решение об «оперативном переселении украинцев и смешанных семей на возвращённые территории в рамках репрессивной акции против украинского населения». При этом коренное восточнославянское население Южной Польши трактовалось властями как заведомо украинское, что ни коим образом не соответствовало действительности.


К концу апреля 1947 года польское правительство разработало механизм депортации оставшейся части восточнославянского населения. Впрочем, по данным польских исследователей, идея полного выселения русинов-лемков родилась раньше убийства генерала Сверчевского. В частности, такое предложение высказал в ноябре 1946 года В. Гомулка, занимавший должность вице-премьера польского правительства. Катализатором подобных планов руководителей армии, партии и правительства стало нежелание руководства СССР продлить сроки переселения украинского населения из Польши в УССР, куда к началу августа 1946 года уже переселились свыше 480 тыс. человек. В качестве официальной причины выселения лемков Варшава называла необходимость ликвидации действовавших в северных Караптах отрядов УПА, которые, по словам польского правительства, пользовались поддержкой среди лемков. В свою очередь, лемковские историки и общественные деятели, указывая на традиционно негативное отношение русинов-лемков к украинским националистам, считали такие обвинения беспочвенными.


В ходе операции «Висла», начатой польскими силовиками 28 апреля 1947 года и продолжавшейся до 12 августа того же года все русины были депортированы в Силезию и Поморье, к тому времени также «очищенные» от коренного немецкого населения. Переселение осуществлялось польскими армейскими и специально созданными милицейскими подразделениями, личный состав которых насчитывал около 20 тысяч человек. Всего в ходе операции было выселено порядка 150 тысяч человек, из которых примерно треть составляли лемки.


Механизм департации лемковского населения в ходе операции «Висла» опирался на предыдущий опыт переселния лемков на Украину. Ночью польские армейские соединения окружали село, жителям которого предназначалось покинуть место жительства. Селянам давалось несколько часов на сборы, в ходе которых они должны были погрузить на подводы предметы первой необходимости. Позднее из переселенцев формировалась колонна, под охраной солдат следовавшая к ближацшему сборному пункту. На сборных пунктах составлялись подробные списки депортируемых, там же выявляли приспешников УПА. После фильтрации переселенцев их вместе со скотом в товарных вагонах переправляли в Силезию или Поморье. Селяне,обвинённые в связях с УПА, отправлялись в польский лагерь в городе Явожно. Примечательно, что его бараки некогда относились к юрисдикции начальства печально известного Аушвица. Узниками Явожно стали 4000 человек, многие из которых погибли вследствие пыток и нечеловеческих условий содержания.


В свою очередь, переселённых в Силезию и Поморье граждан пытались расселить так, чтобы они как можно быстрее были ассимилированы поляками.Количество лемков в отдельных районах не должно было превышать 10% численности поляков. Секретная инструкция польского правительства предполагала принятие решений, направленных на скорейшую и полную ассимиляцию переселенцев в польской среде. Примечательно, что в этих целях инструкция предусматривала изоляцию интеллигенции от основной части переселенцев. Правительство Польши прямо копировало образ действий у нацистских властей Богемии и Моравии, где целенаправленно подрывалось влияние интеллигенции на население.


Оставленные селения частично разрушались, частично передавались переселённым из УССР и БССР полякам. По мнению современных лемковских деятелей и учённых-славянистов (например, П. Р. Магочи), именно стремление Варшавы к построению этнически однородной Польши являлось истинной причиной второго этапа выселения лемков, в результате которого они были лишены своей исторической родины.


Современные польские исследователи описывают операцию «Висла» как прежде всего как политическую акцию, направленную на полонизацию юго-восточной районов страны, прежде населённых русинами и украинцами.

Выселение русинов и украинцев сначала на Советскую Украину в 1945-1946 гг., а затем в западные и северные регионы Польши в 1947 г. было результатом заимствованной коммунистическим правительством Польши идеи национально однородного государства. Автором данной идеи в межвоенный период были эндеки, стремившиеся ассимилировать 5,5 миллионов украинцев, проживавших на территории II Речи Посполитой. (В. Мокрый, польский историк)



Вопреки запретам, уже в начале 1950-х годов некоторые русины-лемки стали нелегально возвращаться на свою историческую родину, выкупая свои дома у новых владельцев. К началу восьмидесятых таких «обратных»переселенцев было около 10 тысяч. В период социалистической Польши существование русинов отрицалось, они считались украинцами. Только с изменением ситуации в конце восьмидесятых русины-лемки получили возможность заявить о себе как об отдельном восточнославянском народе. Весной 1989 года в Легнице было зарегистрировано Общество лемков, объединившее лемковское население из всех уголков Польши. Наряду с активной культурно-просветительской деятельностью, направленной на возрождение своей самобытной культуры, Общество лемков затрагивает наиболее болезненные для лемков и неприятные для правительства политические проблемы, выступая с осуждением акции «Висла». Эта организация также поднимает вопрос о компенсациях за утраченное в 1947 году имущество. Значительная часть интеллигенции русинов-лемков выступает с позиции единства всех восточных славян и общерусской цивилизационной общности, продолжая оставаться западным форпостом Русского мира.

Просмотров: 135Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

День освобождения советской Белоруси

День освобождения Советской Беларуси 11 июля 1920 года, 100 лет назад, Красная Армия освободила Минск от польских войск.