Поиск

Скидель - 1939. Три дня Свободы.


17 сентября 1939 года... Начало Освобождения. Об этом дне мечтали два поколения белорусов, чьи судьбы были перекроены историческими обстоятельствами в 1921-м. Тогда по условиям Рижского договора западная часть нынешней Беларуси вошла в состав Польши, восточная – осталась независимой БССР, год спустя ставшей республикой-основательницей Советского Союза. Пограничная полоса, пролегшая с севера на юг, проходила через сердца целого народа.


Одну из ярчайших страниц в историю Освобождения вписали жители небольшого западнобелорусского города Скидель. Не дожидаясь подхода сил Красной Армии, они на свой страх и риск подняли восстание против польской власти – и вырвали у судьбы три дня свободы..


Началось все, можно сказать, спонтанно. Население Скиделя, в котором преобладали евреи, белорусы и русские, утром 17 сентября начало разоружать на улицах польскую полицию. Этот процесс был вовремя «подхвачен» местными активистами, бывшими членами Коммунистической партии Западной Беларуси. В какие-то несколько часов вооруженные горожане без сопротивления овладели всеми ключевыми точками Скиделя и вывесили над магистратом красный флаг.

Был создан революционный комитет, в который вошли восемь повстанцев - Георгий Иосифович Шатун, Илья Фомич Мышко, Фёдор Осипович Бубен, Александр Константинович Мазалевский, Иван Антонович Деленковский, комсомолец Пётр Терешко и секретарь партячейки Моисей Лайт. Главой ревкома единогласно избрали Михаила Ивановича Литвина. У большинства этих людей был богатый опыт борьбы за права белорусов. Так, Мазалевский и Деленковский еще в 1920-х входили в состав местного кружка «Товарищества белорусской школы», а Георгий Шагун, член ЦК КПЗБ, восемь лет из своих тридцати шести провел в польских тюрьмах.

Одновременно послали гонцов в окрестные села с известием о том, что в Скиделе установлена Советская власть. Везде новость принимали с воодушевлением. В Скидель начали прибывать добровольческие отряды из соседних деревень. Оружия было уже так много, что его хватало на всех желающих. Из них формировали народную милицию, которая начала патрулировать улицы.

Над пленными польскими полицейскими и военными расправы не чинили – ведь сопротивления они не оказали. Просто разоружали и отпускали. Именно один из таких отпущенных на свободу полицейских и сообщил о происходящем в Скиделе в Гродно. Польские власти, готовившиеся к обороне города, всерьез встревожились происходящим и направили на подавление восстания эшелон с пехотой. Однако попытка взять город «на хапок» не удалась – утром 18 сентября скидельские повстанцы перехватили эшелон и с помощью местных крестьян разоружили солдат и офицеров. Второй день свободы, 18 сентября, прошел для скидельчан в работе по превращению города в вооруженный лагерь – на окраинах строили баррикады, призванные задержать поляков, если они предпримут попытку штурма.

Работа оказалась нелишней – утром 19-го польский добровольческий отряд численностью около ста человек повел решительное наступление на Скидель. Предварительно через старосту деревни Котра Яна Хамулецкого повстанцам передали ультиматум – в случае сопротивления убьют всех. Но ревком отверг ультиматум и принял бой. Силы были неравны, и боевое ядро повстанцев вынуждено было оставить Скидель и отступить к ближайшему лесу. После этого на город обрушился настоящий кошмар – поляки мстили местным за свое поражение с нечеловеческой жесткостью...


Скидель. Базарная площадь.
Скидель. Базарная площадь.

Комсомольцу Лазарю Почимоку перебили прикладом пальцы на руках, выкололи глаза, вырезали язык, вскрыли штыком вены на руках. Уже мертвому вырезали на груди пятиконечную звезду. Повстанцу Котку вырезали язык, выкололи глаза, а потом кавалерийской саблей начали рубить по частям, заставляя смотреть на это его жену... Один за другим падали на землю Скиделя мертвые, но непобежденные повстанцы – Мышко, Тулинский, Лойша, Малиновский, Котоков, Пельц.


Остальных людей поставили на колени перед православным храмом, избивали прикладами, заставляли целовать землю, повторяя: «Целуйте, жиды-коммунисты, это польская земля, и она никогда не будет нашей». Дома тех, кто так или иначе был связан с повстанцами, поляки поджигали, бросая туда факелы и гранаты. Всего в тот день в Скиделе сожгли 19 домов. При этом не разбирали ни своих, ни чужих – об этом свидетельствуют воспоминания скидельского татарина Романа Милкомановича. Он был настроен вполне пропольски и сам указал полякам дом, где скрывались белорусы и евреи. В ответ поляки зверски избили не только найденных в доме людей, но и его самого. Некоторые жители Скиделя погибли от случайной пальбы по домам. Так был убит тесть партизана Григория Юзкевича, Михаил Трущ, – его застрелил участник карательной экспедиции Казимеж Цидик.


В ночь на 20 сентября в Скидель со стороны Гродно подошло польское подкрепление - четыре эскадрона кавалерии и дивизион конной артиллерии под командованием ротмистра Вышоватого. Между тем отступившие из города повстанцы решили скрытно напасть на Скидель на рассвете. Учитывая, что о продвижении Красной Армии они ничего не знали, такое решение можно назвать отчаянно смелым – ведь силы поляков не уменьшились, а возросли, а вот боеприпасов у скидельчан больше не стало.

И тем не менее расчет храбрецов оказался верным. Не ожидавшие нападения поляки начали оказывать сопротивление, но кавалерия в ходе уличного боя оказалась практически бесполезной. Повстанцы с боем упорно сдвигались к центру Скиделя. Но все же чем закончился бы этот день, никто не смог бы сказать в точности до того момента, как на окраине городка внезапно показались советские танки. БТ-5 и Т-38 под командованием капитана Чернавского с ходу вступили в бой с поляками, и к 18.00 совместными усилиями город был очищен от противника. На улицах Скиделя остались лежать четверо убитых польских офицеров и 45 солдат. В ходе боя были повреждены танк Т-38 и бронемашина БА-20, один боец РККА был ранен, убитых не было. Население города радостно приветствовало освободителей – и своих, местных, и красноармейцев...

Местные жители встречают советские танки
Местные жители встречают советские танки

Уже после освобождения выяснилась еще одна драматическая подробность. Оказалось, что танкисты буквально в последнюю минуту предотвратили массовое убийство поляками скидельчан. Двести горожан, которые провели ночь на коленях под охраной конвоиров, выгнали к деревне Котра и уже собирались расстреливать, когда из близлежащего леса показались передовые танки.

...Мы не знаем в точности, в деталях, как именно развивались события Скидельского восстания 1939 года. Лишь скупые воспоминания о нем сохранили архивные документы и выжившие участники. Да единственная групповая фотография, сделанная на память через несколько дней после освобождения Скиделя. На ней – 27 парней и мужчин в разномастной штатской одежде. Это – те, кто выжил, кто поднял знамя свободы над своим городом...


Кружок «Товарищества белорусской школы»
Кружок «Товарищества белорусской школы»

Еще в послевоенное время в центре Скиделя сохранялась обнесенная оградой могила павших героев Сентябрьского восстания. Потом их останки перенесли в общую братскую могилу героев войны. Фактически на долгие годы героический порыв скидельцев к свободе оказался забытым.

Почему?.. Догадаться несложно. На гигантском фоне Освобождения 1939 года он выглядел лишь небольшим эпизодом на ярком полотне. Его участников не славили в газетах, не наградили орденами (хотя следовало бы!..) К тому же меньше чем через два года началась Великая Отечественная война. Ее масштаб заслонил собой практически все исторические события, бывшие до нее – кроме Октябрьской революции. А после войны вставшая на путь социалистического строительства Польша считалась страной-союзницей СССР. Поэтому в 1950-80-х годах материалы, рассказывавшие о темных страницах в истории советско-польских отношений, предпочитали не «рекламировать». Зачем, мол, копаться в былом, кому это нужно?.. Тем большее уважение вызывает позиция составителей Белорусской Советской энциклопедии, которые в 1973 году уделили Скидельскому восстанию целых три абзаца (для энциклопедического издания это очень много). И сказано о восстании там было хотя и коротко, но, что называется, все по делу и с уважением: восставшие «паднялi паўстанне супраць польскiх памешчыкаў i капiталiстаў... стварылi рэўком, у склад якога ўвайшлi б.члены КПЗБ М.Лiтвiн, I.Мышка, Г.Шагун i iнш., i партызанскiя атрады, якiя раззброiлi i арыштавалi палiцыю, афiцэраў-пiлсудчыкаў, асаднiкаў. Уся ўлада ў гмiне перайшла ў рукi рэўкома, якi кiраваў паўстаннем i ўсталёўваў рэвалюцыйны парадак. Паўстанцы занялi пошту, управу гмiны, чыгуначную станцыю, раззброiлi вайсковы эшалон, вывесiлi чырвоныя сцягi. Адзiн з атрадаў захапiў у мястэчку Лунна мост цераз Нёман i ўтрымлiваў яго 4 днi да падыходу Чырвонай Армii. З прыходам савецкiх во- йск партызанскiя атрады сталi атрадамi рабочай гвардыi, а рэўком - часовым упраўленнем».


Все в этом отрывке– правда, все так и было. А единственным мемуаристом, который рассказал, хотя и скупо, о ходе самого восстания, был Георгий Иосифович Шагун. Его воспоминания были записаны в Скиделе в 1957-м, за три года до его смерти, и увидели свет в сборнике «Годы испытаний и мужества» в том же 1973 году. Двадцать лет спустя, в 1993-м, они были перепечатаны в сборнике «Памяць», посвященном событиям, происходившим в Гродненском районе. Да еще в 1985-м в сборнике «Помнікі гісторыі і культуры Беларусі» вышел очерк Н.Деленковского «Скiдзельская быль». Что касается польской стороны, то в 1997 году вышла обстоятельная статья варшавского историка Марека Вержбицкого «Powstanie skidelskie 1939 r.» в журнале «Białoruskie Zeszyty Historyczne» (Белосток). Она содержит много любопытных подробностей скидельских событий, увиденных глазами местных поляков.


И, к сожалению, это было все. Даже число жертв кровавой расправы, которую учинили поляки над участниками восстания 19 сентября, не было установлено точно. Не говоря уж о том, чтобы почтить их память наименованием улицы или площади в Скиделе... А ведь героизм у скидельцев был, можно сказать, в крови: в 1941-42 годах в городе мужественно действовало комсомольское подполье.

Единственное групповое фото участников освобождения
Единственное групповое фото участников освобождения

Отважно проявили себя на Великой Отечественной и участники Скидельского восстания. К примеру, Иван Деленковский доблестно шел дорогами войны, будучи разведчиком. Он в звании младшего лейтенанта воевал в 1181-м стрелковом полку 356-й стрелковой дивизии 61-й армии Юго-Западного фронта. Вот как описан его подвиг:

«Находясь на фронте в должности командира взвода разведки в тылу противника... во время наступления полка в районе с.Будоговищево Орловской обл., 1 марта 1942 г., со своим отрядом с количестве 80 человек обнаружил скрытное продвижение противника более 200 человек во фланг с правой стороны наступающего 1181 полка. Немедленно организовал засаду и подпустив на близкое расстояние противника, разгромил его. Оставшихся в живых около 50 человек и в беспорядке бежавших преследовал со своим отрядом. В это время со стороны противника был открыт минометный огонь, и несколько самолетов начали бомбить его отряд. При этом Деленковский был тяжело ранен и выбыл из строя, впоследствии остался инвалидом». Наградой храбрецу за подвиг стал орден Отечественной войны 2-й степени, полученный уже после войны, 6 ноября 1945-го...


...Только в августе 2006 года газета «Беларусь Сегодня» опубликовала о Скидельском восстании большой материал историка Вячеслава Селеменёва, в котором были опубликованы новые материалы о давнем событии. В частности, выяснилось, что летом 1940-го в БССР были предприняты действия для того, чтобы выяснить подробности восстания и наказать тех, кто принимал участие в его подавлении. Именно из рапорта заместителя прокурора БССР Гинцбурга на имя 1-го секретаря КП(б)Б П.К.Пономаренко стали известны леденящие подробности дня 19 сентября: «О произошедших событиях в Скидельской волости, приверженцами польского строя полицейским РАДЗИЕВИЧЕМ и другими был поставлен в известность Гродненский магистрат. По указанию последнего в Скидель на подавление восстания против польских властей, были отправлены карательные отряды, в состав которых входили солдаты и чины польской армии и жандармские части. По прибытию на место назначения к карателям присоединились местные кулаки, члены польских к-р организаций (озоновцы, щельцы) и др. лица из числа нетрудовой части населения, которые указывали карателям место нахождения восставших, а также принимали активное участие в расправе с последними. Восстание было подавлено 19 сентября, за несколько часов до вступления в Скидель Красной Армии... Во время подавления восстания карателями были зверски убиты 29 партизан, причем сам факт убийства сопровождался беспримерными издевательствами. Около 200 человек было положено карателями лицом вниз на землю, причем лежавших заставляли ее целовать заявляя: «целуйте жиды, коммунисты польскую землю она никогда не будет вашей». Били оружием по голове и топтали ногами.Дома в которых проживали восставшие каратели обливали керосином и поджигали, также бросая в направлении окон и дверей гранаты».

Доклад Гинцбурга содержал и такие подробности, как фамилии местных жителей, активно содействовавших разгрому восстания. Это Сабина Новак, 1888 года рождения, которая помогала карателям найти места укрытия партизан; Владислав Новак, 1870 г.р., возглавивший карательный отряд лесной стражи в 15 штыков; Михал Родзевич, 1888 г.р., донес в Гродно о восстании и затем принимал участие в его подавлении; Ян Гамулецкий, 1906 г.р., участвовал в карательной экспедиции, пулеметчик; Тимофей Ободовский, 1894 г.р., пытался убить партизана Прокопчика с помощью деревянного кола; Виктор Белокоз, 1920 г.р., инструктор местного «Стрельца»,кидал гранаты в дома коммунистов и поджигал их; Янина Стахурска-Цидикова, 1921 г.р., комендантка местного «Стрельца», указывала места, где скрывались партизаны и во время массовых убийств на площади говорила их женам: «Это для вас еще мало»; Казимеж Цидик, 1884 г.р., бывший унтер-офицер царской армии, издевался над трупом партизана Владимира Мышко; Ян Пуциловский, 1883 г., комендант отделения полиция Скиделя; Чеслава Пуциловска, 1919 г.р., указывала места укрытия партизан; Константы Литевски, 1899 г.р., работник почты, сообщил польским войскам о восстании в Скиделе; Иван Павловский, 1897 г.р., шофер грузовика, перевозившего польских солдат; Станислав Гамулецкий, 1885 г.р., войт деревни Котры, во время отступления повстанцев с оружием в руках охранял мост, из-за чего они вынуждены были переходить реку вброд. Вел их дела, согласно рапорту Гинцбурга, следственный отдел Белостокской обл- прокуратуры.

Видимо, тема была сочтена Пономаренко актуальной, так как 7 августа 1940 года уже генеральный прокурор БССР Ветров адресовал в ЦК КП(б)Б докладную записку, где уточнил некоторые факты: «19 - 20 сентября 1939 года силами карательных отрядов, прибывших из г.Гродно и действовавших совместно с местечковыми приверженцами польского строя - кулаками, членами польских к.р. партий и организаций и др. к-р элементами, указанное восстание было подавлено. Были замучены на смерть 31 человек. И в их числе один из активных руководителей революционного восстания - комсомолец Лазарь ПОЧИМОК... 70 человек были арестованы и направлены для расстрела в дер. Котры. Этот последний кровавый замысел не был осуществлен в связи с появлением танков РККА. Дома восставших и лиц сочувствующих Советской власти подвергнуты обстрелу, а затем сожжению, так, например, огнем были уничтожены 19 жилых домов».

Как видим, в этом документе общее число погибших – уже не 29, а 31. Между тем в воспоминаниях Шагуна, опубликованных в 1973-м, приводится куда меньшая цифра – 18. Впрочем, очевидец мог и не знать обо всех жертвах восстания...

Далее Ветров сообщал, что «арестованы и преданы суду активные участники подавления восстания». «Дело по обвинению вышеперечисленных обвиняемых, привлеченных к уголовной ответственности по ст.ст. 74 и 76 УК БССР в ближайшее время будет рассмотрено, с выездом на место, Белостокским областным судом», - так завершал Ветров свой рапорт.

Однако из этих документов может сложиться ложное впечатление того, что польские каратели зверски убили буквально всех участников восстания. На самом же деле, как мы видели выше, это далеко не так. Основные силы отряда ревкома, приняв неравный бой с поляками утром 19 сентября, отступили из города и вновь ворвались в него через сутки, в 7 часов утра 20 сентября. И лишь через три часа, в 10.00, к окраинам Скиделя вышли советские танки. С этого времени бой за освобождение города принял совместный характер. В том, что в 18.00 над Скиделем снова взвилось знамя освобождения, - безусловная совместная заслуга как танкистов, так и повстанцев. Кстати, после освобождения Скиделя двадцати девяти из них было разрешено носить оружие и выполнять милицейские функции в городе...

А что же приспешники польских карателей?.. Тогда, летом 1940-го, они понесли заслуженную кару. Но... легче ли от этого, если знаешь, что подвиг повстанцев до сих пор не увековечен должным образом?...

Более того. Находятся люди, у которых хватает наглости очернять скидельских героев. Вот что написал вильнюсский электронный ресурс westki.info (места, выделенные жирным шрифтом, выделены нами):


«Как только стало известно о том, что 17.09.1939г. Красная Армия перешла Польскую границу, «пятая колонна» начала действовать. Известно много случаев убийств польских военнослужащих, полицейских, членов гражданской администрации и осадников, организованных бывшими членами КПЗБ. Иногда даже доходило до захвата власти в населённых пунктах ещё до вступления в них Советской армии. Например, так называемое восстание в посёлке Скидель, в Гродненском повете, где диверсионная деятельность коммунистов переросла в межнациональный конфликт между белорусским и еврейским населением с одной стороны, и польским с другой. Власти вынуждены были применить войска, которые 19 сентября 1939 года вошли в Скидель. Подобные инциденты имели место также в Езёрах, Верцелишках, Большой Бжостовице, в Дубне, Зельве, Кобрине, Городце и Дрогичине Полесском».


Этот отрывок прямо-таки пропитан ненавистью к героям Скиделя. Восстание издевательски названо в нем «так называемым», а в его основу, оказывается, легла «диверсионная деятельность коммунистов». Между тем с 1938 года КПЗБ и комсомол Западной Беларуси находились в глубоком подполье, и даже факт членства в этих организациях грозил людям большими тюремными сроками. О какой же «диверсионной деятельности» речь?.. Тем более издевательскими выглядят строки о «межнациональном конфликте» между евреями, белорусами и поляками. Восстали местные белорусы и евреи вовсе не потому, что ненавидели поляков как народ, а потому, что человеческого житья в Польше не видели уже давным-давно. К ним откровенно относились на «крэсах Всходних» как к быдлу, людям второго сорта. Так с какой стати им было уважать и любить представителей «титульной нации»?.. Ну а эпически-спокойная фраза «Власти вынуждены были применить войска» - за этой строкой стоит красная от крови Базарная площадь, где героям-белорусам вспарывали вены на руках, отрезали уши и выкалывали глаза... И, по логике авторов материала, совершенно справедливо!


Но это, в конце концов, ресурс заграничный, литовский. Тем большее изумление вызывают статьи в белорусской Википедии, которые, уж кажется, должны отображать белорусский взгляд на собственную историю. Белорусских версий Википедии, как известно, две: одна на «официальном» белорусском языке, который среди националистов зовется «наркомовкой», а вторая – на «правильном» белорусском, тарашкевице. Найдем там статью «Скiдзель». И с изумлением увидим, что, оказывается, в «наркомовской» версии Википедии никакого восстания в городе... вовсе не было! Он просто «с 1939 в БССР» - и всё. Зато «тарашкевичская» Википедия не только не упоминает восстание, но и дает ему оценку: «17 верасьня 1939 году ў часе выправы савецкіх войскаў на Польшчу у мястэчку адбылася анты- польская дывэрсія, якая ў савецкай тэрміналёгіі значылася як «Скідзельскае паўстаньне», і была першапачаткова падрыхтаваная мясцовымі жыдамі і бела- русамі, якія ўчынілі напад на пастарункі польскай паліцыі. Бунт удалося здушыць па прыбыцці аддзелаў Польскай арміі з Горадні».

Вот так, ни больше ни меньше. Оказывается, героический порыв белорусов к свободе был... бунтом, антипольской диверсией! Безымянный автор этого абзаца – явно на стороне «Польскай армii», которая «задушила бунт» «местных жидов и белорусов». Дескать, так им и надо, проклятым диверсантам...


Однако тут все разъясняется очень просто – достаточно зайти на польскую Википедию: «W dniu 18 września 1939 w mieście miała miejsce akcja dywersyjna, znana w terminologii sowieckiejjako «powstanie skidelskie», zainicjowana przez miejscowych Żydów i Białorusinów, którzy zaatakowali posterunki polskiej policji. Bunt uśmierzyło dopiero przybycie oddziałów Wojska Polskiego z Grodna». Вот откуда растут ноги у текста про диверсию и жидов с белорусами. Это просто дословный перевод польского текста... Что противопоставить этому злобному навету на белорусских героев? Только одно – правду об их высоком подвиге. История Скиделя-1939 – лучший свидетель того, как именно относились простые люди к той Речи Посполитой, которая в 1921-м прибрала к рукам земли от Барановичей до Бреста. Если бы жители Скиделя (и других местечек и деревень, откуда вышвыривали поляков еще до прихода РККА) воспринимали польскую власть как достойную уважения и любви, как свою – никакая «диверсионная деятельность коммунистов» не заставила бы их взять в руки оружие еще до подхода Красной армии. Это было возможно лишь в единственном случае – когда люди не испытывали ни малейшей симпатии к польской власти и с нетерпением ждали прихода красноармейцев, своих. Эти люди хотели свободы, хотели жить на своей земле, многие из них отдали за это жизни. Нам ли сегодня не уважать их стремление?..


Конечно, и сейчас можно слышать о том, что, дескать, излишнее «педалирование» печальных моментов во взаимоотношениях между странами не способствует налаживанию между ними экономических и культурных связей. И одним из важнейших аспектов национальных интересов любой страны является бережное сохранение памяти о героях, способствовавших становлению этой страны – пусть даже они и боролись с представителями другой нации. Ничего странного в этом нет, такую политику ведут все государства. Например, вся героика болгарского народа, в сущности, строится на борьбе с турецкими завоевателями – и это совершенно не мешает деловым отношениям современных Турции и Болгарии. Все понимают: это история, а в истории чего только не было...


Тем более в последнее время благо- даря усилиям неравнодушных публицистов тема Скидельского восстания все же начала звучать снова – и в Беларуси, и в других странах. Крепнет понимание того, что это – один из ярчайших эпизодов борьбы белорусов за свободу и независимость. Так, постоянный член Совета Безопасности России С.Е.Нарышкин, комментируя 27 августа 2019 г. события 80-летней давности, отметил: «Стремительно продвигаясь вперед, Красная армия за пять дней вышла к прежним границам Российской империи (напомню, что прошло всего 18 лет после передачи этих бывших российских территорий Польше по условиям Рижского мира).

Последствия насильственной полонизации давали о себе знать - красноармейцев зачастую встречали как освободителей, а в ряде мест стихийно возникали антипольские партизанские отряды. Ярким эпизодом освободительной борьбы стало Скидельское восстание в Западной Белоруссии, сковавшее значительный контингент польских сил».

Так с какой же стати нам «стыдиться» своих героев, делать вид, что их вовсе не было или они были чересчур давно? 1939 год - это новейшая история Беларуси, один из важнейших годов в ее истории, а дата 17 сентября вписана в эту истории золотыми цифрами. Это – день, когда разорванные историческими обстоятельствами белорусы смогли наконец соединиться в большую семью. И память всех, кто не жалел жизни для того, чтобы эта мечта осуществилась, должна быть для нас священной.

Цветущий сегодня Скидель
Цветущий сегодня Скидель

Просмотров: 126Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

День освобождения советской Белоруси

День освобождения Советской Беларуси 11 июля 1920 года, 100 лет назад, Красная Армия освободила Минск от польских войск.